Красноармейск. Новости

Возьми газету бесплатно

Яндекс.Погода

четверг, 3 декабря

ясно-10 °C

Валентин Серов: красота до обморожения

27 янв. 2016 г., 11:57

Просмотры: 420


Конечно же, надо стараться делать всё вовремя. Но иногда личная несобранность приносит особые впечатления и добавляет острых ощущений в, казалось бы, безобидное посещение обычной художественной выставки. В последнюю неделю на всю страну гремят репортажи об огромной популярности экспозиции картин Валентина Серова, которая проходит в филиале Третьяковской галереи на Крымском Валу.

Конечно же, надо стараться делать всё вовремя. Но иногда личная несобранность приносит особые впечатления и добавляет острых ощущений в, казалось бы, безобидное посещение обычной художественной выставки. В последнюю неделю на всю страну гремят репортажи об огромной популярности экспозиции картин Валентина Серова, которая проходит в филиале Третьяковской галереи на Крымском Валу.

Сходить «вовремя» в конце прошлого года у меня не получилось. Поэтому оказалась в самом эпицентре зимнего художественного ажиотажа.

Готовность выстоять часа так три в очереди на морозе была очень высока, так что мы заранее настроились на приключения. Да, действительно, «хвост» из людей начинался прямо у ворот парка, на территории которого находится этот известный выставочный зал.

Успевшие купить электронные билеты заранее проходили отдельно и вызывали близкое к дискриминации чувство, потому что их пропускали очень быстро.А в нашей очереди все были обречены на многочасовое ожидание. Правда, суетился вокруг предприимчивый молодой человек, пытающийся заманить начинающих мерзнуть граждан к служебному входу за сумму, в 2.5 раза превышающую стоимость входного билета. Но никто не поддавался на эту провокацию.

Час спустя. Мороз начал давать прочувствовать значение слова «трескучий». Разговоры постепенно сместились в сторону обсуждения теплой меховой обуви, которую обязательно надо будет купить на следующий год. Некоторые морально не подготовленные «соседи» стали сдаватьсяи покидать ряды.

Два часа спустя. Стоять просто на одном месте стало совершенно невозможно. Сразу за зданием галереи находится парк искусств под открытым небом «Музеон», куда я и направилась навестить страдающие от одиночества известные памятники советской эпохи, привезенные с городских площадей, а главное, взглянуть на свою любимую скульптуру «Нильс Бор и Альберт Эйнштейн». Всегда испытывала нежность и умиление, глядя как двое великих ученых сидят рядышком на лавочке возле деревянного домика. К моему разочарованию, скульптуры на месте не оказалось, и я снова вернулась в очередь. Ноги согрелись.

Три часа спустя. Отношения людей в очереди можно было назвать уже практически дружескими. Все беспокоились друг за друга, отпускали поесть в кафе и столовую, волновались, не сдался ли кто перед самым финишем. Беседы велись разные и далеко не об искусстве: начиная от афганских штурмовиков и заканчивая мнениями, где лучше приобрести мёд на Коломенской ярмарке. Я даже познакомилась с «землячкой»:у стоящей рядом приятной женщины дача была как раз в Абрамцеве, где «виновник мероприятия» Валентин Серов часто бывал.

Ближе к входу очередь расширялась и утрамбовывалась. В итоге зашли, подсмеиваясь над операторами с камерой, дежурившими прямо у входа в ожидании какой-нибудь сенсации у стеклянных дверей. Было уже давно темно.

Четыре часа спустя. Отстоявшие три часа героями уже не являлись, потому что теперь мы сами были героями-мучениками. В состоянии, близком по ощущениям к древним мамонтам, которых учёные извлекли из вечной мерзлоты, мы вошли внутрь здания, купили билеты и на деревянных ногах поковыляли в гардероб. Перчатки я оставила в шубе, а вот шерстяной павловопосадский платок, который ношу вместо шапки, так и не смогла снять с окоченевшей головы, отправившись смотреть картины в образе Алёнушки.

«В нынешнем веке пишут всё тяжелое, ничего отрадного. Я хочу, хочу отрадного и буду писать только отрадное». Валентин Серов, художник

Итак, великий русский художник Валентин Серов. Настолько великий и настолько всем знакомый, что даже странно, что экспозиция его картин к 150-летию со Дня рождения вызвала такой ажиотаж, как к заморской диковинке. Впрочем, оговорюсь. Парируя скептические замечания насчет того, что «в постоянной экспозиции в Третьяковке всё есть, никакого смысла толпиться на морозе» - подчеркну. После окончания выставки картины возвратят в российские и зарубежные музеи (Государственный Русский музей, Национальный художественный музей республики Беларусь, Тульский областной художественный музей, Государственный историко-художественный и литературный музей-заповедник «Абрамцево», Чувашский государственный художественный музей и другие, включая Национальную галерею Армении и Офицерский фонд Королевской лейб-гвардии в Копенгагене), а так же вернут назад в частные коллекции. Так что именно в таком собрании работ с Серовым мы уже не сможем познакомиться.

Знаменитая «Девочка с персиками», известная по репродукции в школьном учебнике русского языка, висела, как царица, на первом же месте от входа. Далее я углубилась в портретные ряды, поражаясь, насколько живые лица смотрели на меня с холстов. Радовалась как старым знакомым Римскому-Корсакову, Василию Сурикову, Максиму Горькому. Хотелось погладить по голове черноволосую девушку с книгой (портрет А.Я. Симонович, двоюродной сестры художника). Просто влюбилась в императора Александра III, настолько ласково он на меня смотрел. Восхищалась красавицей-танцовщицей Идой Рубинштейн с зеленым шарфом и перстнями на пальцах ног, да что там, практически завидовала мифической Европе, которую похитил Зевс в образе быка, уж больно уютно она свернулась на его спине. На выставке были представлены не только картины, но и личные вещи художника – палитры, этюдник.

Талант Серова был многогранен, он писал не только портреты, но и пейзажи, иллюстрации (очарована рисунками к басням Крылова). Он создавал декорации к театральным постановкам - на выставке помимо эскизов был представлен настоящий занавес к балету «Шахерезада» из коллекции Галины Вишневской и Мстислава Растроповича, а также знаменитая афиша к «Русским сезонам» Дягилева.

Интересно было слушать людей, которые останавливались перед картинами. От благоговейного молчания с широко раскрытыми глазами до шуточных замечаний: «Ты смотри, какой импозантный парень (о портрете князя В.Н. Голицына), какой характер, а Серов специально не выписывает интерьер детально, а пишет именно характер человека». Или: «Ну и Европа на быке, самый настоящий глиссер, а море похоже на горностаевую мантию. Что вы рамку-то снимаете, девушка, лицо надо крупным планом брать».

А я преступным образом исподтишка делала снимки, чтобы как-то унести Серова с собой. Впрочем, унести его можно было вполне легально. В магазинчике в вестибюле продавались практически копеечные мини-альбомчики с репродукциями, по которым можно было освежить воспоминания.

А ведь отогреться так и не вышло.

Когда мы покидали здание, то увидели, что очередь состоит всего человек из двадцати – до закрытия осталось совсем немного времени.

А на следующий день народ поднял бунт и добился-таки продления экспозиции ещё на неделю. На улицу подкатили полевую кухню, чтобы кормить страждущих теплой кашей.

А мы с вами, дорогие земляки, можем встретиться в теплое время года у нас в Абрамцеве, где Валентин Серов был частым гостем и где написал свою знаменитую «Девочку с персиками».

Наталья Башкова

Фото автора

Использованы репродукции с интернет-ресурса http://vserov.ru/

Обсудить тему

Введите символы с картинки*